Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Травы растущие из черепа (Франики) (9)

Вампиры? Вампиры?!!! Вампиры!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Перед поездкой меня мама заставила взять всевозможные обереги и даже предлагала ясеневую палочку о 7 сучьях. Зачем? – удивилась я.
Ты ничего не понимаешь, там полно упырей!
Тут палочкой не обойдешься. Нужен компактный осиновый кол!
Шутки шутками, а потом меня разобрало любопытство, – какое средство от них самое эффективное? Якуб Франк мог бы сказать – самому стать вампиром. Приятнее кусать, нежели терпеть укусы.

И знаете, ничья мни кровь не была так сладка, как их
(И. Франко, «Сожжение упырей в селе Нагуевичи в 1831 г.»)

В 17-18 веках, в ареале между Балканами и Карпатами, наблюдалась настоящая вампирская эпидемия. Сообщения из отдаленных, большей частью горных или предгорных местностей, с территорий нынешних Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии, Молдовы, восточных районов Польши и западных областей Украины, а так же республик бывшей Югославии (особенно Сербии), поразительно схожи. Найдена поутру тщательно обескровленная домашняя живность. Обнаружены мертвыми пропавшие дети со следами звериных клыков на шее, Бредущие в предрассветной тиши мимо старинного кладбища паломники (или крестьяне, едущие на ярмарку) видят развороченные могильные холмы, вскрытые изнутри неведомой силой гробы, открытые заваренные двери склепов. Возможно, не было никаких вампиров, а за оживших кровососущих мертвецов буйное воображение принимало погребенных заживо. Так, в 1746 году французский монах-бенедиктинец, Дон Августин Кальме, выпустил «Трактат о привидениях во плоти, об отлученных от церкви, об упырях или вампирах, о вурдалаках в Венгрии и Моравии», где привел трагические истории людей, ошибочно принятых за умерших. Несчастные пытались выбраться из могил, к ужасу случайных свидетелей, что могло породить предания о вампирах. Вид бледный, с прокушенной губы капает кровь, клыки высунуты, под ногтями – земля, саван порван в клочья.
<А нечего ночью на кладбище делать! ночью спать надо!>


Другие исследователи винили родственные браки, приведшие к всплеску порфиризма, редкого наследственного заболевания, когда солнечный свет жжет кожу до волдырей, а вкусовые пристрастия резко изменяются, внезапно хочется чего-нибудь кровавого. Им действительно страдали представители некоторых аристократических родов Трансильвании, Галиции, Закарпатья. Почти все они состояли в родстве и представили современникам страшную картину вырождения. <с порфиризмом не следует путать, когда человеку просто нравится отсыпаться днем в гробу, жить ночью, носить черное и лакомиться кровью. Иногда это мода, иногда – следствие экстремальных условий жизни. Иван Франко признавался, что в дни бедной юности иногда вынужден был ночевать в гробу, в мастерской у знакомого гробовщика – не было денег на гостиницу >
Однако на каждое село не наберешь столько погребенных заживо и столько мучающихся редким недугом аристократов! Кто ж тогда кусался?
Из уст в уста передавались слухи об отлично законспирированной секте неких оборотней. Войти в нее могут лишь самые отпетые – беглые преступники, незаконнорожденные, монахи, продавшиеся нечистой силе, а так же, разумеется, евреи, потому что по народным поверьям, они издревле предаются поклонению дьяволу с одним рогом (второй рог обломался при падении в бездны ада). Они обрекались регулярно подкармливать жертвоприношениями целое сонмище всевозможных демонов, иначе те начнут вредить окружающим. Средневековье, видим, продолжается, антисемитская мифология здравствует и поныне, а в просвещенный 18 век тысячи раз опровергнутый «кровавый навет» по-прежнему остается инструментом давления и шантажа.
И хронологически, и географически это «вампирское поветрие» совпало с расцветом иудейского сектантства, которое органически впитывало в себя элементы разнообразных верований, заимствуя все – от суеверий славянского язычества до эсхатологии беглых старообрядцев, от католического мистицизма и до вероучения езидов. Да что уж езиды! Проскальзывают аналогии саббатианства и раннего хасидизма с ямайской религией растафари, тоже возникшей из ветхозаветного мессианизма, а конопля, которую растаманы посадили на могиле царя Соломона, отлично растет и на склонах Карпат (забредший в мифический Яливец растаман в «Непростах» Прохасько – вовсе не случаен). Идея Якуба Франка создать новый синкрет, всеобъемлющую религию под названием «дат» весьма несвоевременна для 18 века, но современна для 21. <Сейчас бы его ересь назвали религией new age, и я ничуть не удивилась тому, что у неосаббатианского направления «денме-вест» есть аккаунт на Фейсбуке>
Их козырь - непримиримая оппозиционность ортодоксальному истеблишменту, желание вовлечь в свой круг максимум участников, чтобы затем говорить уже не от имени маргинальной группы еретиков, а от имени большинства. Но только Якуб Франк бросил красную фишку «кровавого навета» своим же соплеменникам! Безусловно, ситуации, когда евреи поддерживали это обвинение, уже были и еще будут, например, нашумевший казус Брафмана с «Книгой кагала», но это выкресты, а Франк тогда еще не крестился. О том, как ересиарх до такого докатился, надеюсь, еще напишется, в главе о Львовском диспуте 1759г., но важно то, что говорят о вампирах и оборотнях именно тогда, когда Франк лично участвовал в оргиях «денме», чье название переводится именно «оборотни», «перевертыши», и пробовал там кровь….
Тайный талисман секты – летучая мышь, лилик (читается -лылык), всегда висящая вниз головой, предпочитающая тьму свету, считаемая кровожадным вампиром – или спутником вампира. Допускаю иные, менее мрачные, толкования: на саббатианство, чей основатель Шабтай Цви стал дервишем ордена Бекташи, мощное влияние оказала мусульманская мистика, И Цви, и его самозваные последователи не миновали учения суфиев, толкуя, разумеется, его для оправдания своей ереси. Одним из не очень известных знаков суфия тоже является летучая мышь, ибо суфий обязан видеть незримое, переворачивать устоявшиеся суждения, сочетать разные ипостаси (она и мышь, и птица, и мех, и кожа).
Представляет интерес и такое предположение о семантике летучей мыши у суфиев: «… местное истолкование его как призыв к "бдительности" не представлялось мне достаточно убедительным, т. к. христиане считали летучую мышь дурным предзнаменованием, связанным с колдовством. …. Мне пришло в голову, что слово   "летучая мышь" могло иметь и другое значение в арабском языке …. Я написал сейиду Идрису Шаху и получил такой ответ: "По-арабски летучая мышь называется "хуффаш" от трехбуквенного корня ХФШ. Другое значение этого корня - опрокидывать, разрушать, растаптывать. Возможно, это связано с тем, что летучие мыши обитают в развалинах. …. Но это еще не все. В суфийской литературе, а особенно в любовной поэзии Ибн аль-Араби из Мурсии, которая   была известна во всей Испании, "развалины" означают ум, разрушенный   упорствующим в своих заблуждениях мышлением и ожидающий возрождения. Последним значением этого корня будет "подслеповатый, видящий только ночью". Это может означать намного больше, чем просто "быть слепым, как летучая мышь". Суфии называют упорствующих в своих заблуждениях, слепыми по отношению к истинной реальности, а о себе говорят, что они слепы к вещам, представляющим ценность для таких людей. Подобно летучей мыши, суфий спит во время "событий дня", т. е. привычной борьбы за существование, которую обычный человек считает важнейшим делом, но он бдителен, когда спят другие»[1]
Хуффаш» - так шелестят ее крылья, в этом шелесте усматривали тайную молитву, находя скрытые Сакральные Имена.
Смысловая связка «вампиры-еретики-летучие мыши» настолько часто встречается в массовой культуре, что ее просто надоедает рассматривать. Но нам придется вернуться к мышам из-за еще одного совпадения: львовские мастера похоронных дел назывались латинским словом “vespillones”, а летучая мышь на той же латыни – vespertillio. В своих черных длинных накидках или плащах, чьи полы развевались крыльями, они походили на нетопырей, выбирая их – наряду с совами – своими символами. Цеховая субкультура, кое-что из нее досталось в наследство нынешним «готам». Ересь «фраников» первоначально использовала еврейские погребальные общества, «Хевра кадиша», вербуя новых адептов. Конечно, замкнутые цеховые структуры, с особой формой одежды, клятвами, мифологией и символикой – характерны для средневековых европейских городов, в том числе и для Львова. Еврейские погребальные общества были во многом прибежищами маргиналов.

[1] Толкование приведено в популярной книге Идрис Шах. Путь суфиев

Tags: "Франики", #история, история, летучие мыши
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments