Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Травы, растущие из черепа (Франики) (2)

© ЮЛИЯ МЕЛЬНИКОВА, 2011 ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ


..... Он (Франк) более чем  здраво оценил геополитические реалии середины 18 века, признав: мессианского царства не будет, Высокой Порте лихорадить еще лет 200. Поэтому надо жить здесь и сейчас.  Разрешил вмешиваться в чужие национальные распри. Поменьше еврейского, побольше европейского. Он продолжил линию саббатианского нигилизма и антиномизма – отрицания моральных норм, заявляя, будто бы с началом мессианской эры все ветхозаветные запреты потеряли свое значение, а значит, ДЕЛАЙ ЧТО ХОЧЕШЬ. Естественно, очень быстро франкизм стал модной ересью, обрел массу последователей, среди коих оказались весьма состоятельные люди. Меир (Меер) Балабан, историк львовского еврейства, отмечал, что « у 50-х роках XVIII ст. Львів був свідком діяльности відомого сектанта того часу Якуба Франка і його послідовників, що поклали початок так званому франкізму. Франкізм був одним із останніх різновидів месіанських рухів, що з’явилися в Україні і Польщі у другій половині XVIII ст.» Последняя стадия болезни зачастую одна из тяжелейших. Город на 7 холмах под гербом Льва во 2-й  раз, за небольшой по историческим меркам  промежуток, переживает мессианское помешательство. И все же новый взрыв ереси, порожденный Франком, это уже повтор, автошок, невозможный без предыдущего потрясения основ. За Франком шли дети тех, кто не дождался прихода Мессии ни в 1695, ни в 1706г. Они не могли поверить, что их отцы пали жертвой страшного обмана, ведь «в этой истории что-то такое было настоящее, искреннее».
Успех Франка еще объясним и тем, что у раввинов, измученных многолетним противостоянием саббатианцам, уже не осталось сил опровергать новую версию надоевшей ереси. «Фраников» поначалу сочли неопасными, мол, огарки гаснущей свечи, сгинут без нашего вмешательства (совпадение, но в начале 20 века, на волне дикой популярности эротического романа Арцыбашева «Санин», в губернском городе Орле возник кружок «половых мистиков», называющих себя «огарками»).
Добавим еще фактор коррупции: Франк и его жена Хана аккумулировали крупные суммы, могли платить огромные взятки, а «апостолы» приобретали земельные угодья и дома у обедневшей мелкой шляхты. Не брезговали «франики» и рейдерскими захватами чужой собственности, выгоняя из синагог своих противников.
Всерьез бороться с еретиками стали лишь с июня 1756 года. Тогда, во время ярмарки в местечке Лянцкоруни (Подольская губерния) группа франкистов с Франком во главе, справлявшая оргию в доме, была – вроде бы случайно, кто-то подглядел в щёлку - поймана «с поличным» евреями. Уж не могли провести свою оргию не в ярмарочные дни – тогда б эта история не вышла за пределы местечка! Полиция арестовала Франка вместе с приверженцами. Всплывшие подробности ужасали даже в тот, весьма распутный, 18 век. Описывали исступленные пляски с раздеванием и онанизмом, экзальтированные моления «заумью», свальный грех, начинающийся с непроизвольных телодвижений истеричной женщины – заводилы, царапающей, избивающей себя, рвущей одежду.
Вскоре в городке с говорящим названием Сатанов к раввинам обратились несколько разочарованных адептов Франка, уверявших, что их принуждали на оргиях к публичным сношениям с незнакомыми людьми и требовали участия во всяких гадостях, перечислять которые стыдно. В недостоверных источниках присутствуют, например, черный седер (анти-Песах) со сцеживанием в серебряный кубок крови живых жаб и нетопырей, квасной «мацой», кощунственные чтения отрывков из Торы, где все слова заменяли неприличными на ту же букву (возможности иврита здесь поистине безграничны) и тому подобный кошмар. Насколько это достоверно? Действительно, «в некоторых молитвенных собраниях крайних саббатианцев совершались действия и обряды, целью которых было вызвать моральную деградацию человеческой личности, ибо тот, кто опускался на самое дно, может скорее, чем кто-либо другой, увидеть свет. В перепевании этого тезиса на все лады апостолы радикалов, явившиеся из Салоник, и прежде всего Франк, поистине не знали устали» - цитата из авторитетного труда Гершома Шолема «Саббатианство и мистическая ересь». Саббатианцев еще до Франка подозревали в «обмене женами», практикуемом в хорошо знавших друг друга семьях, благодаря чему эти подробности долго не получали огласки. Они устраивали ранние браки своих детей, были случаи, когда мальчика 7 лет женили на девочке 5 лет, «дабы ускорить приход Мессии». Раввинами с особым возмущением подчеркивалось, что «родители слишком рано разъясняли детям различие полов, оставляли их наедине и укладывали спать на одно ложе». Тема «религиозные деятели vs секс-просвет» не устаревает никогда. Вспомним еще интригующий весенний «день овцы», праздник секты «дёнме» в Турции…
«13 июня того же года в Бродах франкистам торжественно провозглашается херем (отлучение). Затем херем провозглашают во Львове, Луцке, Дубне и, наконец, на заседании Ваада четырёх стран в Староконстантинове»
[1]
Испуганный Франк бежит в Хотин, под турецкое крыло, но оттуда его выдворяют по просьбам местных жителей. На еретика обрушивается сразу и церковь (в лице каменец-подольского епископа Дембовского) и синагога (авторитетный львовский раввин Коэн Раппопорт). Но он скользким угрем ускользает, убедив епископа в желании принять святое крещение и разоблачить козни евреев-талмудистов.
Франк инициирует знаменитый Львовский диспут 1759г., где публично бросает раввинам свою черную метку – кровавый навет. Доказательств питья евреями христианской крови у Франка, разумеется, нет, но он надеется на силу народных суеверий и поддержку иезуитов. «Диспут начался во Львове 17 июля 1759 года. Дамы из польского высшего общества продавали входные билеты, сбор шёл в пользу нуждающихся франкистов» Насколько они нуждались – вопрос тот еще. Когда власти попытались приступить к конфискации имущества «фраников», под опись попали огромные имения, земли, леса, мельницы, резная мебель красного и черного дерева, картины, статуи, породистый скот. Многие держали собственность, формально записанную на подставных лиц католического исповедания, поэтому вскрыть все не удалось.
По итогам скоропалительно завершенного диспута Якуб Франк признает католицизм, уверяя, будто Каббала таит завуалированный принцип триединства высших начал. Ересь «фраников» базировалась на том, якобы Единый Первоисточник делится на три ипостаси (Святой Старец, Святой Царь и Святая Госпожа), а потому иудаизм здесь максимально приближен к христианству. Чтобы в полной мере выполнить свое предназначение, по мнению Франка, евреи должны поскорее перейти в эту веру, в чем он и начал убеждать их, рассылая по общинам т.н. «красные письма» (написаны красными чернилами). Евреи должны прийти в ближайший к дому костёл и посмотреть на роспись, где изображено все то, о чем так долго рассуждал он, читая Каббалу, а уж ксёндзы помогут «объяснить непонятное». Якуб Франк знал, на чем играть, чтобы ему поверили: местное население боялось «еврейского колдовства» и не сомневалось в существовании вампиров. Поэтому его разоблачения вызвали именно ту реакцию, на которую рассчитывал ересиарх (а так же его покровители-иезуиты). Только в один день в Львове крестилось 500 евреев, потом – около 1000. Католиками евреи становились не только под воздействием страха новых погромов и обвинений в ритуальных убийствах. Выяснилось, что крещением можно неплохо заработать! Лично Франк просил за крест подарить ему Буск и Глиняны. Первые крестившиеся «франики», ближайшие его сподвижники, получали фамилии своих крестных – польских аристократов, им дарили землю, деньги, должности. О католицизме они имели весьма странные представления, поклоняясь лично Якубу Франку и его дочери Абаре-Еве, «воплощении женского начала», «чистой Панне», называемой так же Святой Царицей (Малка-Кадиша), Ланью (Айяла) и т.д. Так как прекрасная лань должна была слиться в мистическом экстазе со своим оленем, реинкарнацией Шабтая Цви (цви-олень на иврите), а этой реинкарнацией себя полагал Якуб Франк, то пошли разговоры об инцесте. Традиционно адепты сект типа «фраников» хранили молчание обо всем, что не укладывалось в рамки тогдашней морали, чтобы не навлечь на «гуру» новых бед. Личная жизнь Франка сопровождалась скандалом: в 1752 году, когда ему было 26 лет, женился в Никополе на 14-ти летней Хане, купеческой дочери. Мало того, что он был почти вдвое ее старше, и явно не красавец, зато жена отличалась яркой внешностью. Когда стала подрастать Абара-Ева, она занимала все большее место в жизни Франка, а позже, после смерти жены, возьмет в свои руки управление сектой. Но, независимо от того, опустился ли ересиарх до кровосмешения или остановился у самого края, упоминаются сексуальные оргии, когда ясна панна, «геверет» или «гвира», («госпожа», ивр.), колотит захлебывающегося в слезах пана кожаными плетками. Примечательно: на парадных портретах Франк – в неизменной феске и в горностаевом воротнике, положенном только коронованным особам. А горностаи уличены в противоестественном способе размножения – насилием над не достигшими зрелости самками, когда скрытая беременность может длиться очень долго. Вот и думай теперь, врали или не врали свидетели оргий Франка. Продолжение следует


© ЮЛИЯ МЕЛЬНИКОВА, 2011 ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ




1] З. Рубашев. Лжемессия Яков Франк и франкисты

Tags: "Франики", #ереси, #история, история
Subscribe

  • Колючие цветы Содома, или ЛГБТ здорового консерватора

    Как обычно проходят сетевые споры вокруг ЛГБТ? Агрессия и призывы к государству разрешить/покарать. Обидные слова и похабные картинки. Тьфу. Но у…

  • Самозваный инквизитор

    Какова литература — таковы и писатели. Каждый пробивает новое донце и никогда нельзя поверить, что ниже не опустятся. Опустятся. За примерами бегать…

  • Что у нас с литературой

    Давно говорю, что возня с 2 премиями — это имитация существования литературы. Просто неприятно признать смерть — или близость к смерти — того. что 2…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Колючие цветы Содома, или ЛГБТ здорового консерватора

    Как обычно проходят сетевые споры вокруг ЛГБТ? Агрессия и призывы к государству разрешить/покарать. Обидные слова и похабные картинки. Тьфу. Но у…

  • Самозваный инквизитор

    Какова литература — таковы и писатели. Каждый пробивает новое донце и никогда нельзя поверить, что ниже не опустятся. Опустятся. За примерами бегать…

  • Что у нас с литературой

    Давно говорю, что возня с 2 премиями — это имитация существования литературы. Просто неприятно признать смерть — или близость к смерти — того. что 2…