Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Category:

Шуйский, проданный князь.

http://proza.ru/2012/01/24/598
Ясновельможному графу Кшиштофу Влодзимиру  Потоцкому ночью спалось плохо. Это нисколько неудивительно: граф давно страдал бессонницей, а если ему удавалось уснуть, сны снились не самые веселые.
В тот раз во сне к нему пришла покойная супруга Эмилия, но не одна, а с бледным мальчиком лет 8-9, смущенно держащим ее за руку. Спящий сильно удивился: детей у них никогда не было, откуда ж тогда мальчик?

Заберешь его, холодно произнесла покойница, заберешь, воспитаешь в законе польском, и будет у тебя наследник. Она показала на мальчика пальцем. Затем оба они растаяли туманом. Пан проснулся, вцепился длинными ногтями в резную спинку громадной кровати, прислушался к тиканью часов и больше не смог уснуть.
Тем же утром к нему пришел гость – давний знакомый по университету, иезуит Франтишек. Отношения у них всегда были необыкновенно доверительные. Франтишек мечтал, что рано или поздно, но будет воспитывать маленького Потоцкого, о чем они договаривались.
-Такие вот дела, произнес он, рассказав последние новости, такие вот дела, пан граф, добавил он. -У меня давно к вам разговор, пан граф, разговор сложный, но, я надеюсь, вы меня выслушаете.

ы умрете (все когда-нибудь умрут, увы), начал иезуит, и что тогда произойдет с майоратом? С замком? С имениями? С деньгами, драгоценностями, антиквариатом, оружием? С библиотекой? Все перейдет мелкими частями дальним родственникам. Кому-то достанется этот прекрасный замок, озера, водопад и заповедный бор. Нет, вы слушайте, не сердитесь, пан! Кое-кто заберет ваши сундуки, заложит за сущие гроши. У них не будет возможности поддерживать это в должном состоянии, пойдут свары, замок обветшает, средневековые фолианты попадут к букинистам и даже фамильные склепы разрушатся от небрежения.
- Фамильные склепы! – с возмущением в голосе повторил он, и Потоцкому явственно представились разрушенные паутиной и плющом стены, омела, взбирающаяся на крышу, чтобы прицепиться к проросшему из старых гробов дереву, а так же уйма летучих мышей, вестников запустения. Он, едва не ощутивших их мрачную кожистость, вздрогнул.
-Но как избежать страшной картины гибели такого знаменитого семейства? Единственный выход – это передать имущество ордену иезуитов, они отличные хозяйственники.
Последняя фраза произнесена не то чтобы всерьез, но и не совсем в шутку.
-Я не говорю, чтобы прямо сейчас, нет, пан! Но придется держать такой расклад в уме, на всякий случай. Если бы у вас был ребенок, не обязательно мальчик, хотя бы девочка, незаконная девочка.… Бывают же такие дети от горничных, от экономок… Мало ли…
-Неужели ничего нельзя придумать? – развел руками Потоцкий. -Ордену я, разумеется, отпишу некую долю, непременно, но….
-Есть еще вариант – усыновить чужого ребенка – нашелся иезуит. Мне такая идея не очень по душе, но если отыщется хороший мальчик аристократического происхождения, похожий внешне на вас, да еще с отличным характером? Чтобы не вызвать подозрений, дитя лучше привезти издалека, потому что здесь все отпрыски известных родов уже записаны…
Пан в отчаянии откинулся на спинку мягкого бархатного кресла.
-Нет, нет, что вы такое говорите! – в ужасе отмахивался он, -выдать чужого за своего! Это безумие! Это преступление, наконец! Я всю жизнь несу тяжкий крест, не могу быть отцом, с этим надо просто смириться…
-Господи! Многие усыновляют детей, и чужих, и своих, вне брака прижитых, вписывают их в свои бархатные книги, объявляют наследниками, и никто, кроме них самих, об этом не догадывается! Смириться! Таких случаев только мне известно десятки, но, как служитель церкви, я не имею права раскрыть их имена и подробности, доверенные в исповеди…
-Разве чужая кровь станет своей? Это безответственно, глупо, наивно!
-Еще глупее – дробить на десятки долей такой майорат и закрывать вашим светлым именем список в бархатных книгах. Последний настоящий Потоцкий - вы хотите остаться в памяти людской под этим прозвищем?
-Хорошо, я подумаю над этим, пришел к компромиссу пан, взвешу все возможные последствия. Ваше предложение не лишено здравого смысла, однако, есть вещи, которые меня смущают и даже тревожат. У нашего старого древа много ветвей и отростков, но давно уже не видно новых побегов. Придется искать наследника со стороны, быть может, даже не польской фамилии. Но кто знает, к чему это может привести?
-Положитесь на Господа. Он подскажет.
-Я буду молиться.
-Время не ждет – напомнил иезуит, вам уже 49 лет.
-Если я хочу, пусть оно подождет немного. Чего стоит времени сделать графу одно маленькое одолженьице?

Продолжение следует, буду выкладывать пока только в ЖЖ.
Tags: "Шуйский"
Subscribe

Posts from This Journal “"Шуйский"” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments