avit_al

Categories:

Куры в храме. На полях дневников М.М.Пришвина 1930-31гг.

Мечтала накатать очерк или даже мини-книгу под типовым названием «Художник и власть. Власть и художник». Но мне долго ничего особо выдающегося в голову не приходило. И вдруг вспомнила про дневники Михаила Пришвина. Советского писателя с дореволюционным прошлым. Более известного очерками про природу из школьной программы. Но вопрос — а почему именно природа стала главной темой?! — обычно не задают.  А я задалась. И стала читать дневники Пришвина, которые он вёл в начале 1930-х, в пору индустриализации, коллективизации, насаждения единообразия и единомыслия. Нашла там уйму параллелей с современностью. Заодно сделаю свои пометки к дневникам 90-летней давности. Это и будет вместо большого текста про художника и власть. Одна из записей меня пронзила: 

знакомая писателя, простая крестьянка Домна Ивановна, терпеть не могла советскую власть. Еще бы. Она крепкая хозяйка, о хлебе печётся, а хлеб отнимают. Но в 1930 Пришвин приводит разговор с ней, где Домна Ивановна начинает советскую власть ....  признавать и даже оправдывать. Сначала она передаёт слух, будто б в городе продают колбасу с сапом — месть кулаков. Пришвин взялся искать, откуда растут слухи, опросил знакомых медиков — ничего похожего не было, но слух ходил. Потому что нужно было психологически оправдать репрессии властей по отношению к нэпманам, к кулакам, которые якобы хотят мстить. Подобные слухи внушают панику и рождают ощущение хоть временного, но родства с властью. Что есть они, враги, а есть мы, советские люди, коих хотят травить сапом. Затем Домна Ивановна заявляет не без вызова, что разрешила дочери вступить в комсомол. Хотя до того противилась. Т.е. от отрицания до приятия сов.власти— дистанция короткая, а всего-то понадобилась сапная колбаса! Ничем не напоминает информационную политику 21в.?

«А Лева (сын) сказал: «Плюнь, папа, на все это, плюнь! живи по-прежнему веселым человеком». И он прав. Спасаться от уловления в резиновый мешок, все равно как в былое время Ник. Мих. зарывал себя в землю{70} (дни и ночи копал) — какой смысл? жизнь так коротка, я довольно пожил, пусть будет, что будет.« Здесь Пришвин говорит не только о резиновом мешке противогаза — в конце 1920-начале 1930-х проходили постоянные учения противохимические, все бегали в резиновых мешках. Резиновый мешок — это еще и замкнутая воздухонепроницаемая атмосфера несвободы, давления 1 мнения. Всем душно, тесно, живого кислорода нет. Но и те, кто зарылся в яму — им тоже ведь нет живительного кислорода,тоже тесно, искусственно! И как быть, куда податься? Плюнуть разве только. Но и это, увидим — НЕ ПОМОЖЕТ.

»Говорят, однако, будто европейцы сговорились не трогать нас и дать возможность продолжить свой опыт для примера социалистам всего мира« В дневниках той поры часты слухи о готовящемся »крестовом походе против коммунизма«. Ситуацию в СССР 1920-30-х отличает от нынешней российской то, что сохранялась массовая вера, очень наивная, в то, будто бы капиталистический Запад будет изживать свой кризис войной с СССР. Понимание, что Советский Союз в бл.годы не тронут - означало, что НЕТ НИКАКИХ НАДЕЖД на ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. Разве что через фашизм, но он тогда только взращивается, и о том, что фашизм именно взращивается против СССР, Пришвин пишет в дневнике в начале 1930-х, еще ДО прихода Гитлера к власти. И так оно, в общем-то , и вышло потом. »Мы, славяне, для Европы не больше, как кролики, которым она для опыта привила свое бешенство, и наблюдает теперь болезнь и готовит фашизм, чтобы обрушиться на нас, в случае болезнь станет опасной. Впрочем, рассчитывают больше на действие самой болезни, что мы погибнем, как кролики от привитого бешенства« — запись 193о-х!!!!!!

Пришвин приводит истории людей, которые прятались от неприятной действительности, скажем, в мистике, или в планы самоубийства, и людей, которые решились пойти на соглашение, продаться в числе 1-х, потому что 1-м больше благ достанется (случай с Горьким). Но писатель знает — это всё не для него. Пример знакомого, который МЕЧТАЛ УПАСТЬ ЖИВЬЁМ В КРЕМАТОРИЙ — лучшее тому подтверждение. Нет, так не надо. И как Горький — тоже не надо. НО КАК ТОГДА?!!! »Я спасаюсь иначе. Мне хочется добраться до таких ценностей, которые стоят вне фашизма и коммунизма« — написал Пришвин, но не сказал сразу, КАКИЕ это ценности вне того и вне этого. 

»Игра двумя лицами (маскировка) ныне стала почти для всех обязательной. Я же хочу прожить с одним лицом, открывая и прикрывая его, сообразуясь с обстоятельствами« Не совсем полное лицемерие, не абсолютное встраивание — но точная временная подстройка в систему. 

Но как встраиваться в систему, не оставляющей простора для жизни духа? Символ эпохи — куры в храме. »Я спросил: «А что теперь внутри этого храма?» Женщина изумилась: «Да разве вы не знаете?» — «Нет!» — сказал я. Она подошла ко мне вплотную, наклонилась к уху и прошептала: «Куры!» Куры в храме, дальше там упоминаются гермафродит и юродивые, загнанные в артель народной игрушки — приметы эпохи. Гермафродит, кстати, не смог себя реализовать ни в роли мужчины, ни в роли женщины, его оставили на положении ребёнка, т.к. он не развился ни тем, ни этим. А что положение ребёнка Это уже ПРИВИЛЕГИЯ. Детство в СССР становится сакральным. Все муки, казни и лишения объясняются строительством светлого мира для детей. Через этот образ или иной, но Пришвина обстоятельства ВЕДУТ к детскому писателю. Постойте. До 1930-х главные тексты Пришвина — все же взрослые. Канон «Пришвин только детский писатель» тогда еще не сложился. Но выжить в аду, творимом ради детей, смогут скорее дети. И пристроившиеся к детям, сохранившие детское видение мира, взрослые.....

«Тоска ела меня неустанно, начал подумывать, не глисты ли это развелись у меня в животе, отправился к знаменитости, и нет! он ответил, что это не глисты. …. Но я все-таки сомневаюсь, схожу к нашему обыкновенному доктору Кочерыгину, может быть окажется еще, что глисты.» Это не глисты. Это несвобода. В несвободном обществе чувство, будто у тебя глисты — постоянно.

В 1931 Пришвин едет на Дальний Восток в командировку от издательства, которую пробивал до того год. Там он решает затвориться В ПРИРОДЕ. «Под [брызги?] водопада я привязал свою одежду и пока мылся, в один башмак влезла ящерица, в другом была бабочка». Дальний Восток — это не только модная тема 1930-х. Это удаление от Москвы, от травли. На Дальнем Востоке в 1930-е затаился — и выжил — Рюрик Ивнев, имажинист. Дальневосточная природа человека из средней полосы потрясает. Огромнейшие листья растений, невиданные, непохожие звери, птицы, усердная азиатская МУХА, КУСАВШАЯ ПРИШВИНА АЖ 67 РАЗ — одна и та же, людям бы такую целеустремленность! Писателя сама природа взяла, мягко и бесшумно, под своё крыло. Сентиментальный момент, когда к Пришвину доверчиво подошла оленуха с олененком, стоя на расстоянии меньше метра — вот оно, признание природой! Но не надо расслабляться — природа тоже жестока. Барсук, редко видящий человека, откусывает охотникам яйца. ДИКИЙ КОТ СВЕШИВАЕТСЯ С ВЕТКИ И ПОТОМ _ ЦАП! Итак, спасение в природе и только в ней. Этакий пришвинский пантеизм.

Или уйти в фотографы, ездить по экспедициям? «Что значит «разъяснить» писателя? Значит это прекратить его деятельность. Вроде как бы подкоп ведется под тебя — разве это не страшно? Пора покончить с этой зависимостью от лит. заработка (кстати, ведь и бумаги нет). Буду переключаться на фото-работу и пенсию; буду иметь в виду поехать в экспедицию фотографом, а также изредка и печататься. Так стушевываются и замирают последние из могикан«

Дальний Восток »подарил« Пришвину встречу с дореволюционным прошлым — и он ужаснулся, вспомнив себя молодым,революционно настроенным. »Сегодня шел по улице Ленина — мостовая умощена камнями с кладбища… нашел имя своей невесты… как ссорились мы с ней из-за рабочего движения, я был революционер, она целиком была против рабочих...«

Чёткое осознание. что в стране УЖЕ НЕТ ЛИТЕРАТУРЫ. А есть халтуры под заказ. Пришвин решает описывать не саму жизнь людей, ибо это теперь опасно, а ЖИЗНЬ ПРИРОДЫ. Про жизнь норок, про енотовидных собак (их из США как раз в 1930-е привозят на Дальний Восток), про оленью ферму, где оленей ставят в особый станок. чтобы РЕЗАТЬ РОГА..... Как напоминает это писателей — им же тоже рога отрезали, и люди еще сами приходили, просили — ну отрежьте мне рога!!!!!!! 

»Литература, вероятно, начнется опять, когда заниматься ею будет совершенно невыгодно…« — угадал.

Под конец немного объяснений. Пришвин еще в середине 1920-х частично выпал из бурной литературной жизни, когда в 1925 у него отняли в Москве комнату в общежитии писателей и он мог бывать в столице лишь однодневными наездами. Сотрудничал со специализированным охотничьим журналом, после чего понял, что лучше рассказов о природе для него вряд ли найдётся. Но с концом НЭПа стали сворачивать отраслевые журналы, а госиздаельство, журнал »Новый мир« — ставили Пришвина в очередь. Нужно было часто ездить в Москву напоминать о себе, чтобы регулярно публиковаться. В 1930-х начались кампании по обвинению писателей в идеологических »грехах« и всех поделили на »чистых« и »нечистых«. Пришвин попал под сомнение — он разрешил в 1920-е включить себя в писательское объединение »Перевал«, не интересуясь, что »перевальцы« пишут и проповедуют. Для него это была формальность. Но в 1930 за »Перевал» взялись, и Пришвин отказывается от своего участия в нём. Пишет издалека, со стороны, как бы я ничего не знал..... Живи он в Москве постоянно, был бы плотнее вовлечён в писательские распри — и?

А так -домик в 3 оконца, огород, корова, охотничья собака, рядом леса с кучей дичи..... Кстати, мне теперь стало понятно, почему сейчас нет дичи в лесах. В Европейской части России уж точно. В 1 зиму коллективизации, 1929\30, скот массово вымирал,  обобществленным животным не хватало кормов, часть их истреблялась по принципу «так не доставайся ты коммунистам, моя бурёнушка, лучше я тебя сам заколю!»В итоге к началу 1930г. стала ощущаться острая нехватка мяса. И везде, где был рядом лес с дичью — стали мужчины ходить на охоту. Постоянно ходить. И Пришвин тоже добывал к столу своей семье единственное возможное мясо диких птиц. Еще не полный голод, но подготовка к нему. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded