avit_al

Categories:

Погоня за «Погоней» или наш белорусский раскол.


Мы не знаем на самом деле о Беларуси НИЧЕГО. Ближайший сосед – и пустота. Такая же, как на символике ВКЛ с гербом «Погоня»: там  есть рыцарь, но нет противника - ни змеевидного дракона Цмока (тоже белорусский символ), ни другого рыцаря. Порывшись в белье неряхи-Истории, кое-что поймём про Беларусь. 

Что надо знать о Беларуси? Россия была с ней некогда в одном государстве – в Средние века в ВКЛ (частично), затем отчасти в его продолжении – Речи Посполитой, которую я называю просто БОЛЬШАЯ ПОЛЬША. Большая настолько, что аж Смоленск был польским ) В конце 18 века Большую Польшу порубили на куски между Россией и Австро-Венгрией. Беларусь стала частью России.  И ее там не особо замечали, в масштабах огромной империи…. Отцами белорусской идентичности стала белорусская интеллигенция, которая складывалась необычайно поздно, в конце 19 века, и разрывалась между 2 полюсами – полонизацией и русификацией. Откуда она бралась? белорусская интеллигенция преимущественно выходцы из обедневшей шляхты, то есть из выросшие в польской культуре, польскоязычные. И в меньшей степени - из детей священников, ремесленников, крестьян, говоривших по-белорусски. Эту особенность тоже надо учитывать – что есть слой белорусов, для которых Польша, а вовсе не Россия – вторая мать. Короче, Беларусь появилась как мечта об отдельном государстве – слишком поздно. И развивалась людьми – не политиками, а учёными, увлекающихся реконструкциями древних верований, собиранием фольклора, вышивки, керамики. То бишь атрибутами народности, но не самим народом. От народа она отдалялась, живя в крупных городах. Это был не столько национализм, сколько ностальгия – и прежде всего временам ВКЛ и РП. Степень раскола, впрочем, была хоть не отягощена связкой «православие-уния-католичество» - в 19 веке униатство в Беларуси было ликвидировано российскими властями. 

Но История подарила интеллигентам шанс построить национальное белорусское государство. Западные окраины России стали ареной ожесточенных боев 1 мировой войны, гражданское население изгонялось с прифронтовых территорий, поэтому носители белорусского языка попали в большое рассеяние.  А рассеяние – это потеря родного языка. Во многих городах центра России, связанных с Беларусью железными дорогами, были Витебские вокзалы. И беженцы на этих многочисленных Витебских вокзалах чувствовали себя чужими, их речь не понимали, белорусов развозили по уездам, там они и оставались. Это означало, что времени у белорусских романтиков немного – одно поколение. Либо пан. Либо пропал. Но в ходе войны Царство Польское оказалось физически отрезано, независимая Польша восстала фениксом из собственного пепла. Свободная Польша должна быть именно БОЛЬШАЯ ПОЛЬША (маленькая Польша не смотрится), поэтому она считала своими все территории до разделов конца 18 века. Мало ли кто там живёт и уже самоопределился как отдельная нация! И в хаосе конца 1 мировой были объявлены временные, хлипкие белорусские попытки государственного строительства. В их создании принимали участие и белорусские беженцы, застрявшие в России – БНР учреждал в том числе и делегат от белорусской диаспоры Орловской губернии (фамилию его бы найти). Но все эти химеры слетели мигом, сейчас хоть помнят БНР немного, но едва вспомнили двуединый ЛитБел (объединение Литвы и Белоруссии). Потому что проект советской Белоруссии затмил собой почти все. 

Минус у советской Белоруссии – это была страна-кастрат. Когда после провала советско-польской войны 100 лет назад создавали из польских Кресов (окраин) белорусскую советскую республику, то решили отсечь от нее основный, польско-литовский пласт культуры и истории. Дабы не всплыл фантом Великого Княжества Литовского (ВКЛ) и Речи Посполитой (РП). История ее преподносилась и преподавалась выборочно. Что мог понять из советских учебников любой школьник, так это то, что здесь веками польская шляхта и сраставшаяся с ней белорусская знать эксплуатировала несчастных крестьян, отягощая все это еще и насаждением католичества, чтобы уж совсем никто головы не поднял. Люди терпели-терпели, а потом наступало восстание, головы шляхты взлетали на острия вил, а потом опять все успокаивалось. Т.е. создавалась во многом отдельная история советской белорусской республики, мало связанная с ВКЛ и РП. Без шляхты, без магнатов. История классовая (крестьянская), скучная и во многом мученическая. Она не увлекала. 

Остальное известно. Советская Белоруссия в межвоенные годы стремительно наверстывает упущенное – политика коренизации, когда, например, получить высокий пост мог только белорус. Остальные – сдавали экзамен на знание белорусского языка и культуры. В 1939 году, все вы это знаете, советская Белоруссия получила еще и кусок польских Кресов. Это была несколько иная страна, но разница, накопившаяся за 20 лет, ускоренно стиралась. Стиралась жестоко. Для  чего в конце 1930-начале 1940-х, до самого 22.6.1941 на новоприобретенных окраинах массово расстреливали поляков. Больше известны расстрелы военных. Но убивали и гражданских. Есть место массовых расстрелов – Куропаты. Поинтересуйтесь, кто там лежит. Пожилые польки с образками Ченстоховской на груди – какую угрозу они представляли советской Белоруссии? Но советская Белоруссия делалась этнически белорусской. Без значительного числа поляков, которые могли бы напомнить о ВКЛ. И без евреев – этот вопрос был решен во 2 мировую войну стараниями белорусских националистов-коллаборантов в колллаборации с украинскими коллаборантами. 

После распада СССР в 1991 году, казалось, что сейчас вырастет независимая Беларусь, пройдет белорусификация всех сфер. Но этот процесс был искусственно приостановлен и запрещен. Национальная белорусская символика после недолгого признания вновь заменилась на красно-зеленую символику БССР. С избранием Лукашенко в 1994 году был взят курс на реанимацию БССР в обновленном виде — РБ. Причины? Экономика. Развал общесоюзных экономических связей означал для маленькой страны полнейший упадок. Россия могла обойтись без Белоруссии. Но Белоруссия без России? Успешный председатель колхоза, популист Лукашенко чётко уловил запрос масс. Люди боялись шоковой терапии — повальной безработицы из-за закрытия предприятий, гиперинфляции и катастрофического ощущения «все было зря». Капитализм в РБ приходил постепенно и под госконтролем. Чем растянутей этот переходный процесс – тем лучше. Позволил людям, заставшим распад СССР в зрелом и пожилом возрасте, пожить почти как раньше, с элементами социализма, госпредприятиями и колхозами. «Все как вы привыкли! Цените!» Это, кстати, заложило основу для глубокого конфликта поколений. Когда средний и старший возраст вдруг получил «ответку» от молодёжи – «вы сами не жили и нам не даёте! Зачем нам колхозы и госпредприятия убогие, мы хотим строить IT-Швейцарию!» Если вы думаете, что конфликт поколений проявился только в этом году, вспомните ролик оппозиции с давних выборов – там внуки прячут бабушкин паспорт, чтобы она не смогла проголосовать за «Батьку». И это, заметьте, те самые люди, которые требуют свободного волеизъявления. Но только для себя. 

К концу 1990-х возник проект Союзного государства РФ и РБ. Это был изначально всего лишь ловкий предвыборный ход для России – отобрать электорат у КПРФ фантомом воссоздания СССР хотя бы в рамках маленькой Беларуси. Проект свое не отыграл, но механизмы якобы интеграции 2 стран оказались временно полезны. Принято много ругать противоестественные отношения РФ и РБ, по сути, это покупка дружбы, но…. дружить за плату все-таки лучше, чем воевать. Альтернативы этой страннейшей зависимости попросту не было, и пока ее не было, все держалось. На пустом слове, на ветхом гвозде, но держалось. 

Но фантом ВКЛ, призрак рыцаря с герба Погони никуда не девался все это время. Образ его, хороший для исторического фэнтези,  все отчётливее прорисовывался, врастал в массовое сознание, обрастал современными мифами и был противопоставлен и БССР и современной РБ. Потому что жива обида на то, что у страны из соображений «как бы чего не вышло» отобрали ЛУЧШИЙ,  самый яркий пласт ее истории. Заставили смотреть на  шляхту, замки, битвы как на почти иностранное наследие, оставив потомкам в том числе и той самой шляхты — историю сугубо крестьянскую. Сказалась и экономика — Польша и Литва, бывшие соседи по ВКЛ, при всех своих сложностях  и обидах — «средняки» в ЕС. Догоняющие 1 мир. А РБ на их фоне смотрится хуже, потому что цель была в 1990-е и 2000-е — сохранить экономику 20 века, аграрно-индустриальную, подойти хотя бы к советским показателям. Выше не прыгали. Когда как в мире уже давно общество потребления и принято, что жизненные стандарты должны неуклонно возрастать. А не держаться на одном и том же уровне долгое время. 

Более того, экономика Лукашенко напоминает чудом выживающие в 1990-е в некоторых регионах России советские предприятия. Держащиеся на субсидиях, льготах, харизме «красных директоров», нетребовательности сотрудников-предпенсионеров и многопрофильности. Им было отведено не более 15 лет. Исключения можно пересчитать по пальцам, в Орловской области, например, осталось 1, оно совмещает микроэлектронику с пекарней, теплицами и парикмахерской. Итак, с  одной стороны — живой анахронизм «Батька», требующий регулярно мыть зад коровам, а с другой — мерцает яркими цветами фантом нью-ВКЛ, идея возвращения в семью европейских народов, экономика 21 века, где только нажимают на кнопки, а зад корове моют мигранты из 3 мира. Понятно, что корова, тем более грязная, проигрывает еврорыцарю )

Предчувствуя это, Лукашенко несколько лет назад пытался подыграть фанатам «Погони» — делал реверансы в сторону белорусского языка, отметил с националистами 100 лет БНР, подошёл к пересмотру истории 2 мировой войны и роли белорусских коллаборационистов. Но опоздал. Погоня за «Погоней» развернулась как раз тогда, когда совпало сразу несколько важных обстоятельств – исчерпал себя и экономически, и политически проект продолжения советской Беларуси, накопилась усталость от правления одно и того же человека. У сопредельных с РБ стран появились реальные возможности не только принять в свои университеты выгнанных за политику белорусских студентов, но и серьезно вмешиваться в чужие внутренние дела, наполняя фантом ВКЛ немалыми финансами. Дозрела до активной политики и сама Польша – не за горами новый расклад сил, возрождение Восточной Европы, где столкнутся 2 самых сильных игрока – Польша с Венгрией и начнет свою игру Чехия. Не забудем и про фактор Украины, про довольно прозрачную границу в радиоактивных топях, про неудавшееся посредничество Лукашенко между Россией и Украиной, которое ему Украина рада будет припомнить, если поймает....

А главное – кардинально поменялась сама политическая культура белорусов. Изменились и заметно выросли требования к политикам. Архетип «Батьки», «отца нации», решающего все единолично, уходит в прошлое. На смену ему  приходит архетип сменяемого европейского политика. Который не должен быть «отцом нации» и не обязательно даже мужчиной — именно поэтому в белорусской оппозиции велика роль женщин. Эти процессы развивались довольно-таки скрытно и потому в России их заметили после начала выступлений, а не до. 

Старые шаблоны, представления о Беларуси, которая уже ДРУГАЯ, тяга во всем искать заговоры — привели к нашему «белорусскому расколу». Это не ново — уже который раз чужая революция становится в России фактором внутренней политики! Сколько можно?!

Чем нас искушает и предостерегает Беларусь? В РБ заметна усталость от «договорных отношений» государства с народом, когда народ делегирует свои во многом формальные права государству, но взамен получает стабильность и социально-экономические бонусы. В РБ это произошло в 1990-е, в РФ — в начале 2000. Тем более что и свобода тогда представлялась чем-то абстрактным – для поколений, выросших в тоталитарном обществе она вообще не аргумент. Ценность свободы многие осознают только в случае совсем уж диких ее нарушений. Поэтому белорусы не восставали, когда принимались дискриминационные законы («о тунеядстве», принудительном распределении выпускников, высоких алиментах). Не выступали они, и когда  хватали за выход с пустым белым листком, но не перенесли жестокого подавления демонстраций в 2020. И уже для них совершенно неважно, действительно ли происходило все так, как рассказывает Нехта. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded