Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Categories:

Из романа «Артефакт».

http://proza.ru/2010/03/07/506
Дочитав, Юлий спрятал листок в карман и пошел открывать тяжелый амбарный замок в виде усатой кошачьей морды, неожиданно очутившийся на межкомнатной двери. Она вела в колдовскую – комнату с коллекцией трав, снадобий и старинных рецептов, которую хозяин называл еще и лабораторией.
-Запираю, чтобы не лазили – пояснил он, живу один, но мало ли…

-Народец здешний, слышал, про вас небылицы рассказывает, одна страшнее другой, будто вы тут хвосты русалочьи в медной ступе толчете, жаб сушите, с разрыв-травой и одолень-корнем экспериментируете?
-Грешен, балуюсь. Но о хвостах они наврали – где их взять-то?
Александр ступил на порог и едва не опрокинул в темноте медный пузатый котел на трех изогнутых грифоньих лапах-ножках.

-Осторожнее, сейчас зажгу лампу, комнатка маленькая, заставлена до предела. Керосин зажегся и осветил колдовскую. На низком потолке висели связки сушеных трав, колючек и кореньев. По углам свил паутину паук.
-Вы не пугайтесь, я замучился обметать и белить, любят у меня селиться пауки-крестовики, ничем не выведешь!
-Атмосфера у вас приятная для пауков, темно, пыльно, аромат трав, кожаных обложек, позеленевшей меди – улыбнулся Барченко.
В аптекарском шкафу аккуратным рядком стояли керамические баночки. Второй шкаф занимали книги и рукописи о лекарственных травах, гомеопатии, ятрохимии. Целая полка была отведена под синие и черные клеенчатые тетрадки, куда с гимназических лет Юлий записывал народные рецепты.
-Это карельские народные способы лечения – пояснил хозяин, эти три тетради – разные рецепты российских губерний, это – советы тибетских знахарей, жаль, неприменимые, у нас такие травы не растут, а вот это – самая экзотическая.Он вытащил синюю тетрадку. На наклейке красовалась надпись «Мадагаскар». Переписал у одного моряка, слово в слово.
-Почитать позволите?
-Конечно. Он раскрыл тетрадь наугад. Что надо делать при укусе ядовитой змеи, начал читать Александр, рецепт первый. Если вас укусила черная мамба, главное – не волноваться…
Он захлопнул тетрадь со смехом. Уж кому-кому, а мне не надо волноваться при укусе черной мамбы! Эта змея отродясь не заползала в уездный городок Ефремов!
-Ну, а если заползет?
-Маловероятно. Ей слишком холодно будет. Но ценю вашу обеспокоенность. Все предусмотрели, даже то, чего не может быть. Похвально!
-Вы еще не видели моих ядов! – с затаенной гордостью произнес Юлий, таких ядов нет даже в губернской аптеке! Кураре, яд скорпиона, сколопендры, эфы, гюрзы, не говоря уж о цианиде и стрихнине! Я принимаю их в малых дозах для профилактики.
-Митридатничаете? Что ж, тоже неплохо.

- А это – очень редкая штука, порошок смертного болотника. Есть такая трава, растущая только на самых гиблых, непроходимых болотах, сама она невзрачная, лопушком, но корень ее цеплючий, сосет разлагающийся болотный торф, трупы, гниль всякую. Год за годом корень впитывает больше и больше отравы. Наступает момент, когда болотник смертный отмирает, пресытившись ядом, тогда его рвут на зелье. Главное – не пропустить, не опоздать. Да и дойти до трясины непросто. Болотник баснословно дорог. Кое-кто даже уверяет, будто он выдуман, но не верьте.
-А отчего он помогает?
-От всего. От жизни. Съел – и ничего болеть не будет. Гарантирую.

-Спасибо, не надо.
-Еще у меня есть чародейское вареньице: на три части отборной черники – три ягодки вороньего глазу. Приятная ядовитость во вкусе и масса витаминов. Хотите, угощу?
-Хочу – согласился Барченко. Только немного и чайком крепким запить.
Юлий Алексеевич отправился разжигать самовар. На круглом столике появилась пузатая приземистая баночка толстого пупырчатого стекла.
-Вот оно, мое любимое варенье! Накладываем маленькой ложечкой. Не бойтесь, три вороньих глаза – пустячная доза, не умрете.
-Смотря для кого.
-Если жутко, баранками заешьте. Крепкая заварка и крутое тесто отраву нейтрализуют. Баранки, правда, в потребкооперации куплены.
-Ничего, я свежие не жалую, каменные погрызу.
-А это – знахарь достал большой альбом, обтянутый черной бархатной тканью, мой каталог змеиных, жабьих и ящеричных шкурок.
-Выползки собираете?
-Не с живых же снимать, жалко.
Вместо фотокарточек на картонных листах красовались пришпиленные булавками образцы тонких пестрых шкурок. Пятнистые, узорчатые, однотонные, в крапинку и сеточку. Под каждой шкуркой со старанием юного натуралиста написаны дата и место находки, латинское название вида, отметки сохранности – «отлично», «хорошо», «удовлетворительно».
Tags: "Артефакт"
Subscribe

Posts from This Journal “"Артефакт"” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments