Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Categories:

Храмостроительный уклон

Завтра пройдут слушания по Выгонскому скандалу, прям в его эпицентре (18-го в 18 в зале раздоров). Если что и хотелось там вставить — только это.  Мы дожили до момента, когда

заведомо правильное дело — возведение храмов, просветкомплексов и т.д. — разделяет общество посильнее политики. Потому что политикой надо интересоваться, чтобы из-за нее поссориться, а тут — проблемы житейские, даже бытовые. Досуг детей vs права верующих. Касается слишком многих. Трудно игнорировать. А как до того докатились? В последние годы советской власти и 1-е постсоветские вся жизнь возрождающихся общин вертелась вокруг восстановления разрушенных храмов. По логике и совести спонсировать восстановление должно было государство. "Кто рушил — пусть строит". Справедливо.  Но было не до того, в итоге вся тяжесть строительства легла на общины энтузиастов. Священники вместе с паствой вывозили хлам, таскали и клали кирпичи, крыли крышу, штукатурили расписывали, подводили коммуникации.....  Мало кто был строителем — к вере приходили в основном работники умственной сферы. Ни опыта, ни сил, ни ресурсов. Селя ви. Именно необходимостью восстановления храмов оправдывались многие неправедные вещи — тесное срастание церкви с властями, помощь от криминала,  сторонняя коммерция. Даже упор на монашество и то продиктован насущными строительно-реставрационными делами. Армия бесправных монахов и послушников, работающая за корм и кров, обходится дешевле найма профессиональных рабочих. Ведь им платить надо было прилично, чтоб не пили и не тащили.  А денег мало. Оттого и благословляли массово на монашество тех, кому это противопоказано.

В конце концов, все прочие задачи, от духовного совершенствования до благотворительности — оказались на последних местах. Единственным показателем религиозного возрождения стало количество вновь открытых храмов, монастырей, школ и семинарий.

К 2000-м удалось восстановить почти все церковные памятники, что находились на видных местах — в городах, крупных сёлах, у оживленных дорог.  В сельской глуши восстановление идёт до сих пор. Главное было — чтоб было что  показать начальству.  Прекрасно понимали: большинство спасённых церковных зданий  стоят полупустыми, "на вырост", посещаются активно только несколько раз в год. Зато красивые цифры в отчётах и умильные телекартинки. Русь возрождающаяся etc.
Когда первостепенные проблемы решены, взялись за второстепенные. Оказалось, что за советские и постсоветские годы выросло множество микрорайонов, пригородных посёлков и даже городов, где дореволюционных храмов не было. Или их снесли. Началось строительство новых — "типовых" храмов, по общим лекалам для всех мест, без учёта архитектурной специфики. Если восстановление старого протестов не вызывало, то навязывание новых храмов быстро привело к конфликтам. Потому что храмы ставили не на месте, а вместо чего-то тоже насущного. В ущерб интересам. Назло.

Процесс зашёл в необратимую стадию. когда бюрократизированная структура, давно утратившая смысл и забывшая о своем предназначении, автоматически воспроизводит культовые метры. Это как бизнес-корпорация стремится скупить максимум торговых точек, чтобы повысить свою стоимость. Но религия — это вам не "Пятерочки" , поставленные где можно и где невозможно! Это другое. И каждый продавленный, поставленный вопреки общественным интересам, храм — превращается в объект антирелигиозной и антигосударственной пропаганды. И всякие нехорошие люди с радостью за подобные случаи уцепятся.  Надо, чтобы было всё нужное для жителей. Может быть, даже рядом. На Выгонке годами простаивают производственные площади. Там можно не то что храмы и кружки разместить — все что угодно

Tags: #орёл, #социальное, #ятестируюновыйредактор, Орёл
Subscribe

Posts from This Journal “#социальное” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments