Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Categories:

Руины в центре. 6 шагов по превращению города в хлам.

Не только в Орле кипят страсти вокруг исторической застройки. Сносить нельзя оставить? А как вообще до такого докатились? Все вышло по «Вредным советам», точно кто-то нарочно читал и внедрял. 1-м  шагом убираете эффективных собственников – тех, кто эти дома заказывал/возводил/обустраивал. В дома, предназначенные для нескольких человек, вселяли по несколько семей или отдавали организациям. В годы НЭПа ограниченно допускалась продажа кв.метров, но большинство советских жильцов в дореволюционных зданиях оказались вынужденно и бесплатно. 2-м шагом - если не препятствуете прямо, то уж явно не поощряете участие новых жильцов в ремонте и благоустройстве. И средств на «наследие царского режима» не выделяете годами. Под марочку «мы вас вот-вот снесем». О подведении коммуникаций и не заикались. Надежду подпитывали фантастические ген.планы, предполагавшие полностью уничтожить все старинные кварталы с 1-2 этажными зданиями. Но проектам помешала война. 3-м шагом нещадно эксплуатируете дореволюционные здания. В Орле, например,  не  только жилье, но конторы и даже целые предприятия размещались в старой застройке на  ул. Пушкина, Гагарина, Карачевской (тогда Сакко и Ванцетти), Комсомольской и др. Как они там ютились – уму непостижимо, но полистайте адресную книгу за начало 1960-х – огромный перечень! Пивзавод или убойный цех на задворках купеческого дома не удивляли. Когда как изначально там предполагалась только жилые помещения и небольшой магазин.
4-м шагом стало то, что к 1960-м вектор развития городов сместился на  окраины. Исторический центр становится уже не совсем центром. Но нет худа без добра:  это несколько притормозило его уничтожение.
5-й шаг- в 1980-90-е большинству старинных зданий присваивали статус памятников архитектуры. В «памятники» записывали огульно, чуть ли не поулично, поквартально, мешая рядовые сооружения с настоящими «изюминками». В Орле их пытались защитить магическим именем Тибо-Бриньоля, приписывая знаменитому архитектору и то, что появилось уже после него. «А вот он делал наброски, и по ним позже строили» Обман? Подлог? В какой-то мере. Но то был единственный способ сохранить историческую застройку целиком. Если не б эта авантюра и не застой в строительстве, центр любого старого города давно бы состоял из одних элитных новостроек. Градозащитники оправдывались, что власти воюют с ними, не гнушаясь ни угрозами, ни поджогами, и они вынуждены так отвечать.
Фатальную роль сыграло еще то, что к 21 веку большая часть исторических зданий стоит без бытовых удобств или оборудована ими частично. В центре города это особенно странно, ведь они расположены буквально в сантиметрах от труб! За такие дома люди не видят смысла держаться, это для них обуза и несчастье. Газификация 2000-х ситуацию не исправила, зато  создала новую социальную проблему – АОГВ. Т.к. сама стоимость подключения газа, труб, оборудования, а затем и сумма платежей за газ довольно велика, то это еще сильнее вымывает из старого фонда всех малообеспеченных. Ведь в городской квартире за отопление и горячую воду от ТЭЦ платежи меньше, чем в доме с АОГВ. А если еще зимние счета за отопление не  делится на весь год? Разница между 2500 и 5000 в месяц для семьи с низкими доходами –отнюдь не ерунда. Отстаивая права домов, нельзя забывать и о тех, кто в них живёт. Если для них нет возможности создать  нормальные  условия – о каком сохранении старины вообще речь? Это памятники, но не тюрьмы! Музеями же все не сделаешь, да и бизнесу невыгодно выкупать под офисы и магазины неприглядные развалюхи.
Нам нравится прошлое этих домов. Интересны люди, жившие в них до 1917г. И жутко стыдно за то, что сейчас в них оставляют людей на произвол судьбы.
А на жильцов как раз и перевесили груз ответственности! Это 6-е, самое черное дело. Многие  старые здания получали статус ветхого или аварийного очень поздно, когда почти все они перешли в собственность. Ссылались на западный опыт. Но! В отличие от Запада, где дома-памятники давно обрели состоятельных (и ответственных) собственников, в России старая застройка досталась малоимущим. Повезло лишь незначительному % зданий.  Почему право спасать свои дома  предоставляется тем категориям населения, которые никак не могут нести свое бремя?!  Бюджетникам, многодетным семьям, матерям-одиночкам, пенсионерам. За постсоветские четверть века почти все, у кого была возможность, перебрались в более современное жилье. Агентства недвижимости добавляют туда брошенных жён, недавних заключенных, маргиналов.  Дешевле метров в центре нет.  Де-юре у них есть документ о собственности, регистрация в паспорте, но в действительности жить им негде.  Или скоро станет негде, потому что время работает против них.
А как же, спросите, сайдинг, пластиковые окна? Попытки убого осовременить дома–  тоже в какой-то мере следствие бедности и отчаяния. Другие материалы и технологии у нас либо дороги и малодоступны, либо пока малоизвестны. Да и не стоит исключать силу коллективного примера.
Орлу «повезло» немного отстать – у нас активное строительство затронуло центр города лишь во 2-й половине 2000-х, и то не в полной мере. Мы сейчас начали сталкиваться с проблемами, через которые другие города уже прошли. Замкнутый круг: гибнущие дома застряли в собственности у тех, кто не в силах их спасти. Местные власти вместе с застройщиками решают проблему точечно. Даже после расселения дома подолгу стоят заброшенными, и чиновникам не приходит ничего умнее, как ограждать их или завешивать. А снести, раз уж не отстояли – нельзя?!!!
Избавившись от памятников, будем биться за явные непамятники. Неприятностей уже не с индивидуальной дореволюционной, а с МАССОВОЙ советской застройкой, где живут миллионы, будет гораздо больше. Раз не смогли решить гораздо меньшее – придётся маяться с большим. С нарастающим снежным комом всероссийским домопадом. Похоже, так оно и будет.
Tags: #орёл, #социальное, Орёл
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments