Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

Categories:

Грязные готические окна.. Из черновиков романа "Бегство"

http://www.proza.ru/2013/04/01/966

…… Проходя мимо запыленных, засиженных мухами стрельчатых окон готического дома, ни за что в них не заглядывай! Но если заглянул – пеняй на себя. Ничего хорошего ты в них не увидишь. Огромный холодный мрачный особняк, выстроенный по заказу свечного дельца Марка Айзиковича, регулярно попадал в криминальную хронику. В этом доме вечно случались пожары, потопы, кражи. Сын Исаак сбежал в Америку, а затем, вернувшись, неожиданно выкрестился и стал жить в монастыре. Дочь Ева, стоило ей только выскочить из пансиона, пригрозила побегом и заставила отца отписать ей долю наследства. Вскоре после этого старый Айзикович умер, подавившись за обедом утиной костью.

Дальше началась война, и его вдова, отправившаяся летом 1914 года в Иерусалим, умудрилась застрять там до весны 1916-го. Увидев Еву после двухлетней разлуки, мать оказалась потрясена и горда одновременно. Потрясена тем, что дочь пренебрегает приличиями и живет так, как ей вздумается. Горда – что состояние их ничуть не растаяло, неуклюжая девочка выросла светской львицей, за которой волочатся, высунув язык, сынки нефтяных магнатов. Волка, правда, мать не приняла, Проходя мимо вольера, она старалась не смотреть в ту сторону.

Как такое может быть, что у темноволосых смуглых родителей – светловолосая бледная дочь с синими глазами? Все просто. Настоящая Ева Айзикович умерла малышкой от свинки. К ним пришел Бруснивер, тогда еще сам сбивавший гробы, а не торговавший готовым товаром, стал снимать мерку с девочки. Она показалась ему настолько маленькой, что Бруснивер даже растерялся. Ему еще не доверяли детские гробы. Та, их Ева выглядела обыкновенной еврейской девочкой – кучерявая, с оливковой кожей и черными быстрыми глазками. Похоронили ее тем же днем, а наутро в гостиную вошла кухарка и сказала, что принесли большую корзину черешни, обернутую сверху папоротником.
- Но я не заказывал никакой черешни! - изумился свечной делец. – Это, наверное, ошибка.
Папоротники развернули. В корзине лежала хорошенькая беленькая девочка одного возраста с умершей Евой. На дне корзинки, под одеяльцем, нашли метрику. Девочка была законнорожденная, полька Мария Владислава. Ее отца-егеря убили вместо оленя, а мать уехала наниматься в большой город и с ребенком ей везде отказывали. Айзиковичи почесали голову, да и оставили Марию Владиславу под видом своей дочери Евы. Метрику засунули в сейф и забыли о ней.

старая кухарка вспоминала – кроме метрики и одеяльца на дне корзины валялся маленький оторванный хвостик ящерицы. Как он туда попал – неизвестно.

Tags: "Бегство"
Subscribe

Posts from This Journal “"Бегство"” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments