Юлия Мельникова (avit_al) wrote,
Юлия Мельникова
avit_al

статья

Это мои не очень приглаженные мысли. Все спорно, но я думаю именно так.
В 2008, прежде чем сочинить фантастический роман "Аль-Русия", пришлось погрузиться в футурологическую фантастику, поиграть в геополитическую стратегию, попытаться представить, как может выглядеть мир будущего при таких-то тенденциях. Насколько угадала - время покажет. Роман создавался трудно, и я его оставила.  Забыть Аль-Русию мне не удалось, и, по-видимому, не удастся никогда. Уже спустя 6 лет видно: некоторые мои прогнозы стали реальностью. В романе большая роль отводилась Украине, изображался мусульманский Львов,   действие одной незавершенной главы переносилось в разорванный на анклавы Крым. Приводились вероятные проблемы самоопределения юга России, Поволжья, Урала..... Говорилось и о кризисе Евросоюза, и о многих других вещах, казавшихся тогда фантастикой. Насколько совпадет то возможное видение России - не знаю. Неблагодарна роль Кассандры! (примечание от 2014)

Наверное, мой интерес к истории белого движения, к выборам альтернатив гражданской войны так и оставался бы очередным чудачеством, ничего никому не проясняющим, когда б не оказался вдруг востребован (не надо падать!) …. русскими мусульманами.
Хм, возмутятся читатели, белогвардейцы же православными монархистами были, за царя и отечество безнадежно воевали, а причем тут русские мусульмане?! Это не их колокольня, точнее, не их минарет, нечего пришивать к белому флагу зеленую полосу! Но – почитайте – и увидите, что все как раз логично. 

Россия в 1917 году пережила самое жуткое, что вообще может случиться со страной – цивилизационный слом. Русский мiр, выстраиваемый веками, разрушился в течение несколько дней. Бывшая Россия, уже не Российская Империя и еще не Советская, мучительно разрывалась между разными политическими альтернативами. Впоследствии стало ясно, что это были химеры, чахлые, нежизнеспособные, но кто тогда это видел?! Химеры предлагались разные, я не буду всех их перечислять, если кто забыл, пусть почитает учебник истории, вспомнит популярные тогда политические партии.
Самый ужас гражданской войны состоял в том, что и белые, и красные, и жовто-блакитные и прочие воевали не за Россию (ее, повторяю, не существует с 25.10.1917), а за утверждение собственных мифов о ней, тех невозможных проектов, которые казались в царившей неразберихе альтернативами. Современные историки, кое-как вырвавшись из оков советских идеологических подходов, могут много чего рассказать и о казачьем проекте атамана Краснова, и о евразийском барона Унгера, и о великой украинской мечте, поднятой гетманом Скоропадским, не ограничиваясь только перечислением идей Деникина, Врангеля, Юденича и Колчака.
Но все эти проекты объединяет два вроде бы мелких, незначительных недостатка, которые и сыграли роковую роль в провале белого движения как такового и в провале планов спасения России.
Первое: упорное нежелание признать факт конца российской цивилизации, исчезновения прежней России – и как империи, и как образа бытия нации.
Второе: предпочтение узко трактуемых национальных интересов интересам наднациональным. Поясняю. Как рассуждали лидеры белых, столкнувшись с первыми проигрышами? Примерно в таком ключе: Россию полностью, со всеми губерниями, мы у красных уже не отвоюем, но зато отобьем свой маленький островок и построим там назло большевистской заразе самостийную украинскую державу, казачье атаманство, демократическую республику (вставить нужное). Тщетно, с неимоверным напряжением, они пытались отвоевать заранее выбранный кусок России, а тем временем и остальная Россия уходила из-под ног, сжимаясь, как шагреневая кожа….. А дальше был русский исход, вполне сопоставимый с исходом библейским.
Поразительная насмешка истории: Россия с древности грезила победоносно войти в Царьград. Вошла. В 1920-м. В Истанбул, проигравшей, опустошенной и несчастной ступила она на эту вожделенную землю. Землю, ради обладания которой Россия не жалела ни собственного народа, ни средств, ни оружия, век за веком затевая войны с Блистательной Портой.
И вот теперь Россия оказалась у ног преемницы Порты. Что еще должно было произойти, чтобы увидеть в этом знамение собственного горького поражения?! Неужели было мало: русские офицеры, потомственные дворяне умирали чуть ли не под Айя-Софией, византийской церковью, переделанной в мечеть?! Смотря потухшими глазами на Босфор, Коровий Брод (так это переводится), где чиновники решали, принимать или нет русские корабли, и гнали цвет нации на санобработку. Неужели не дрогнуло, не шевельнулось – все было напрасно, мы проиграли – и не сделан был ни один вывод?!

Он был сделан гораздо позже, почти через 100 лет. Поздно, наверное, но раньше не вышло. Вызвал шок, смятение – и ревностное негодование. Как, Россия неправославная, Россия – часть мусульманского мира?! Да вы что, с ума сошли там?!
А почему бы и нет? Мы больше тысячи лет уныло перевариваем византийское наследие, обреченную и плохо усвоенную веру, итог сиюминутной симпатии князя Владимира к прекрасной ромеянке, наследнице упрямых басилевсов. Веру, место Всевышнего в которой давно и прочно заняло государство со всеми его атрибутами, преданно служащая быстроменяющемуся земному начальству. Православие нисколько не может быть национальной идеей России, потому что обожествление государства не имеет ни малейшего отношения к делам духовным. Это политика, только и всего. Все разговоры об этом не перспективнее толчения воды в ступе. Мы потеряли Россию в 1917г. Сейчас нет смысла выяснять, кто был в этом виноват, был ли мосье Ульянофф-Бланк агентом кайзера, сколько получил золота. Это прошлое. Теперь надо думать о том, что делать, как спокойно, без насилия и кровопролития, не по принуждению, а по велению сердца, трансформировать Россию безбожную в Россию мусульманскую, Аль-Русию?
Поразили меня якуты, те самые, из республики Саха. Вместо того чтобы залезть на верхушку лиственницы и войдя в транс, передавать соплеменникам волю верхнего мира, они начинают отбрасывать бубны и пытаются создать ….. национальную организацию якутских мусульман! Камлать, значит, скоро станет некому. Заправляет этим процессом якут Абдул-Керим. Правда, организацию их не признают, мол, нечего растаскивать по национальным квартирам….
С другой стороны, этого давно следовало ожидать. Ислам в России упорно ассоциируется с татарами, башкирами и с рядом кавказских народов,  объединенных для удобства в кошмарный сон этнолога – понятие «кавказская национальность». Прочим остается решать проблему сохранения национальной идентичности на свой страх и риск, потому вопрос об этнически русских, якутских, калмыцких
etc правоверных из чисто личного, узко конфессионального вопроса перерастает в геополитический. Это не сколько и не только выбор веры – но и выбор модели национального развития в перспективе, это судьба России, простите за приевшийся пафос.  И от того, как решается это соотношение: быть мусульманином – перестать или не перестать быть русским, якутом и т.д., что оставить, что забрать с собой – зависит и будущее страны. Было б слишком просто объяснить появление таких движений, как НОРМ или те настырные якуты нежеланием новообращенных терять свои корни, перенимать чужие традиции, которые им незнакомы и непонятны. Все гораздо серьезнее: создается новый проект возрождения России, и он давно уже вышел за рамки религиозной экзотики, каким его восприняли отечественные масс-медиа. Как ни странно, именно сейчас я почувствовала себя такой патриоткой, что даже страшно стало, честно. Я ж  всегда к России относилась плохо, ругала ее и за что положено, и за что не положено, некоторые мои пассажи по русофобии зашкаливали за уровень польской газеты «Речь посполита», а ее, кстати, в русофобии трудно превзойти. Теперь вот и полюбила немножко  - но не Россию нынешнюю, а свою Аль-Русию…..                           31 мая – 1 июня 2008г.

Tags: публицистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments